Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Продукты и технологии Международного центра стратегического проектирования

 

Губернаторские проекты прошедшие экспертизу МИД России и одобренные Генсеком ООН

Губернаторские проекты прошедшие экспертизу     МИД России

Проектные предложения

Новочеркасск - город федерального значения

Моральный кодекс строителя путинизма

Опубликовано 02.08.2019

Богач в России – больше, чем богач. Это еще, как правило, и целый комплекс общественно-политических установок. Личное богатство успешного россиянина не должно быть заработано умственным или организационным трудом, оно должно «упасть» – в виде довеска к должности, свадебного или иного подарка, итога приватизации, рейдерского захвата и т.д.

 

Жрать всё больше, и всё лучше

Как только наш гражданин прорывается к источнику успеха по имени "деньги" или "власть", у него резко возрастает потребность в нескольких вещах, без которых дальше он жить не может.

Он хочет непременно выделиться из массы прочих сограждан. Мол не какой-то там «америкашка с бумажкой», неотличимый с виду от американских нищебродов – а натуральный наш, издаля видный толстосум.

Первым из атрибутов, необходимых, чтобы отличать успешного россиянина от безуспешных масс сородичей, является автомобиль.

Обрел первый миллион долларов – Порш, Мерс, Ленд Ровер.

Есть десять миллионов – Бентли, Астон Мартин.

Есть сто миллионов – Роллс-ройс, Феррари, Ламборджини.

Есть миллиард – много тех машин, что перечислены выше.

Второе. Развлечения и значимость.

Есть миллион – дорогие девочки, арендованная яхта, арендованный домик в Европе, вино по 500 евро за бутылку (не грузинское), начинающий певец на вечеринку, счастливое фото с мэром или шефом управы.

Есть десять миллионов – очень дорогие девочки, своя яхточка, свой домик в Европе, вино за 2 500 евро, вышедшая в глубокий тираж поп-звезда на вечеринку, звание доктора наук, профессора, корпоративная или любительская спорт-команда на содержании. Фото с замком губернатора, или на заднем плане у губернатора.

Есть сто миллионов – эксклюзивные девочки, своя яхта, и чтобы побольше, вилла или замок в Европе, вино и еда в годовую зарплату небольшого завода, не совсем старая поп-звезда на вечеринку, спортивная команда в низших лигах, звание академика. Фото с большим чиновником или даже с министром.

Есть миллиард – особые предпочтения, яхты, яхты, яхты, замки, виллы, почти свежая поп-звезда на вечеринку, добротная спорт-команда в добротной лиге, несколько званий академика. Фото – страшно подумать, с кем.

Третье. Партийная принадлежность. До первого миллиарда – лучше всего «Единая Россия», хуже – КПРФ, на крайний случай –ЛДПР. После – любая партия, вплоть до любителей пива или секса с обезьянами,  даже полная беспартийность. До первого миллиарда успешный человек должен жертвовать в партийную казну и заискивать перед партийными бонзами; после – никому уже не должен ничего.

Четвертое. Отношение к богатству. Личное богатство успешного россиянина не должно быть заработано умственным или организационным трудом, ибо тогда это не успех, а всего награда за труды, обычная для низших классов. На высшие оно должно «упасть» – в виде довеска к должности, свадебного или иного подарка, итога приватизации, рейдерского захвата и т.д.

Таков неписанный моральный кодекс нынешних хозяев РФ. От него соответственно пляшет и вся писанная внутренняя политика всей остальной нашей страны.

Закономерно, что российское государство пришло к тупику бессмысленности.

Власть абсолютна, но у неё нет каких созидательных целей. Есть институты государства, но смысл их существования потерян. Есть суд, но нет правосудия; есть полиция, но она не охраняет права граждан; есть прокуратура, но нет законности…

Есть Сколково, но инноваций от него никто давно не ждет; есть выборы, но на них нет выбора. И это всё на фоне охватившей общество апатии. В РФ сменяются губернаторы, но это никого кроме бывшего и нового не волнует, поскольку от их смены жизнь остальных людей не претерпит изменений  никаких.

Раз в два месяца власти объявляют о новых направлениях развития, но это никого больше не трогает и ни к чему не приводит. У нас не случилось объявленной Путиным "новой индустриализации", не создалось "25 млн новых высокопроизводительных рабочих мест". В Сколково не прошло ни одного публичного предложения (IPO) технологических компаний, не создался "международный финансовый центр".

Полиция ведет борьбу с вышедшими на митинг детьми, при этом не справляясь с телефонными хулиганами, которые каждый день "минируют" какой-нибудь из российских городов. Правительство пытается развивать "цифровую экономику" и готовится отключить российский Интернет от глобального…

Именно эта апатия общества и власти, тужащейся выдавить из себя хоть что-то, что может мотивировать граждан, прихлопывает нас сегодня с головой. Все разговоры о «прорыве» и о том, что «времени на раскачку нет»,  упираются  в этот тупик, явившийся итогом всех властных потуг последних лет.

Яков Владимирский / Дмитрий Милин