Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Продукты и технологии Международного центра стратегического проектирования

 

Губернаторские проекты прошедшие экспертизу МИД России и одобренные Генсеком ООН

Губернаторские проекты прошедшие экспертизу     МИД России

Проектные предложения

Новочеркасск - город федерального значения

Виктор Мальцев. Новочеркасск - казачий Ватикан

Опубликовано 08.12.2019

Виктор МальцевВиктор Мальцев           На правах альтернативы государственным «концепциям» по истреблению казаков

Выживание казачьего народа в стремительно развивающемся и изменяющемся мире зависит от его способности конвертировать собственный исторический опыт и уникальность национальных традиций в современные управленческие и финансовые технологии.  

 

 

 

Мощь нации определяется не количеством солдат и боеголовок,

а качеством национальных архивов и библиотек.

 

Исторический образ едущих по Берлину или Парижу героев-казаков разительно отличается от сформированного путинской пропагандой образа тупых ряженых маргиналов, вечно по пьяни зовущих какую-то Любу. А на этом фоне активно внедряется альтернативный образ бравого казака Реестра.  

Реализуется самый беспрецедентный, самый изуверский за всю историю человечества проект подмены целого народа на удобное власти военизированное национально-религиозное «казачье общество», а по сути - жандармское управление власти, после полицаев и Росгвардии.

У казаков реально сносит крышу от непонимания происходящего. Горбачев, Ельцин и Путин – ярые антикоммунисты. По логике вещей, они просто обязаны возлюбить казаков, как самый пострадавший от геноцида коммунистов народ. Вернуть казакам их собственность – территории казачьих войск; самоуправление на этих территориях… ну, и всё такое.

На деле всё с точностью да наоборот. На самом деле, Советская власть то уничтожая казаков, то заигрывая с ними, относилась к казакам как к военной и политической силе, то есть как «субъекту» политической борьбы.  

Нынешняя власть относится к казакам исключительно как к «объекту» одноразового политического использования. Участие казаков в событиях в ЛДНР – очевидное и циничное тому подтверждение.

Ларчик открывается просто. Навязываемый россиянам миф о том, что у власти в России плохое правительство, типа царь хороший, бояре плохие – мягко говоря, не соответствует действительности. Двадцать лет бесконтрольного разворовывания страны говорит об очень квалифицированной работе власти. Но это не плохая власть – это чужая власть.

Приведенное к власти в России в девяностые правительство коллаборационистов блестяще выполняет работу по ликвидации России. Учитывая, что население России полностью деморализовано безумными законами, нищетой и неадекватной жестокостью полицаев, казаки – единственная реальная опасность для оккупационного режима.

Просто замолчать и сделать вид, что казаков в России не существует, не получилось. Пришлось создавать целую программу по ликвидации, названную, конечно, «государственная поддержка возрождения казачества».

Кто-то придумал идеальный механизм самоликвидации казаков. Достаточно было запустить упрощенную регистрацию Минюстом «казачьих обществ», по определению конкурирующих между собой, и наладить систему привода на должности атаманов либо откровенных провокаторов типа Мартынова, либо «полезных идиотов» типа Ратиева – и процесс, как говорится, пошел.

Сегодня уже никто не помнит смертельную схватку за лидерство СКВРиЗ Ратиева с «Союзом казаков России» Мартынова. Мои с Володей Наумовым наивно-титанические усилия посадить атаманов за стол переговоров всякий раз натыкались на неведомое и непреодолимое препятствие.

Нам-то казалось, что объединение усилий Ратиева и Мартынова, СКВРиЗ и Союза казаков России решит все вопросы возрождения. Кто ж мог знать, что уже тогда работала «государственная политика» стравливания атаманов и «казачьих обществ» между собой, и договариваться им было просто запрещено.

Кульминацией для меня лично в понимании происходящего стал 1995 год. Когда по приказу Ратиева я участвовал в рабочей группе по созданию «Главного управления казачьих войск при Президенте Российской Федерации», буквально днюя и ночуя в администрации Президента возглавляемой Филатовым.   

Один из высокопоставленных чиновников администрации Ельцина как-то сказал мне: «Ну, что ты, интеллектуал, с этой пьянью и рванью возишься». На мои аргументы, что я этнический казак и по линии отца, и по линии матери, он просто рассмеялся. Я метнулся на Дон, доложил Ратиеву и Козицыну, что вот мол, нас считают пьянью и рванью.

Думаю, многие казаки помнят организованный Ратиевым и Козицыным парад более пяти тысяч с иголочки одетых казаков по Большой Садовой, и митинг у Стеллы «Освободителям Ростова» в честь Дня Победы в 1995 году. Я с этой записью летел в Москву впереди самолета. Ах, «пьянь и рвань», – вот вам, смотрите.

Посмотрели. И на Старой площади, и в Кремле. Один из самых приближенных к Ельцину начальников, глядя двадцатиминутную запись (слава Богу сохранилась) идущих по Большой Садовой коробок казаков, сначала побледнел, потом позеленел и выдал: «Блядь, да вас там армия, вас же мочить надо!».  

На этом, по крайней мере, для меня, миф о том, что у Москвы, у ельцинско-путинской власти можно что-то просить, или о чем-то договориться, закончился.  И эта уверенность с годами только окрепла.  

Это личные эмоции. Теперь о методологии власти.

Казаки никогда не станут составной частью никакой власти в России: ни имперской, ни большевистской, ни буржуйской. Проблема не в «особом духе» казаков, проблема в несовместимости правовой системы государственной власти и правовой системы самоуправления казаков. Это исторически сложившиеся разные принципы управления.

Основное различие в устройстве правовых систем.

Основу российской правовой системы составляет европейская романо-германская кодифицированная правовая система. «Кодифицированное право» – это когда законы создаются властью для обслуживания самой власти. Достаточно посмотреть, что творит с законодательством РФ Администрация президента с помощью карманной Госдумы, чтобы понять, о чем речь. 

Основа казачьего самоуправления – природное или «Прецедентное право». Когда законы создаются как инструмент решения возникшей проблемы для обеспечения выживания и процветания народа во враждебной среде. Законы и традиции изменяются мгновенно, на Круге, если возникают новые угрозы выживанию или благосостоянию народа.

Важная особенность: сохранение или изменение законов у казаков никогда не делалось в угоду власти, то есть атаману. Более того, если управление выбранного атамана начинало представлять угрозу благополучию казаков – переизбирали атамана, без всяких сроков его полномочий.

В любом случае, созданный и утвержденный на Круге прецедент становился железным законом для казаков… до следующего Круга. А следующий Круг мог быть собран и через пару недель, если того требовала ситуация. Казаки не могли позволить себе вносить изменения «сверху» годами.

Ни у кого и мысли не возникало писать новые правила за спиной у казаков или «вносить поправки» без решения Круга. Именно в этом состояла вековая устойчивость механизма самоуправления казачества, когда территорией войска величиной с Францию, управляло с десяток избранных для этого казаков, и вообще отсутствовал репрессивный аппарат контроля за порядком.

***

Наиболее яркий пример эффективности прецедентного права является законодательная база Великобритании. Народ маленького, не обладающего никакими ресурсами островка, сумел создать мировую империю благодаря жёсткости поставленных целей и гибкости прецедентного права, позволяющего англосаксам адаптироваться хоть в Индии, хоть в Америке, опережая и Европу, и Россию в развитии и в накоплении богатств. 

Россия никогда не будет богатой и процветающей страной в силу тупости правовой кодифицированной системы. Российское законодательство не интересуют ни развитие, ни инвестиции.  Российское законодательство не интересуют даже безопасность собственного государства – главное обеспечить безопасность и несменяемость очередного Солнцеликого.

Кодифицированное право позволяет выиграть войну, в силу централизации власти и ресурсов, но не позволяет выиграть мир, в силу, опять же, централизации власти и ресурсов. Именно заимствованная у Российской Империи кодифицированная правовая система превратила коммунистическую идеологию в догматизм, а партийное руководство в партноменклатуру с неизбежным вождизмом.  

Выиграть ВОВ сумели, выиграть мир не смогли.

По этой же причине коммунисты не смогли договориться с казаками. Хотя все базовые лозунги коммунистов: коллективная собственность, отсутствие эксплуатации человека человеком, равенство и братство – в точности повторяют основы казачьей самоидентификации.

Нынешняя власть переняла у коммунистов всё ту же кодифицированную систему права и монархический вождизм. По этой причине у нынешней власти нет ни одного шанса на выживание, но и нет ни одного шанса превратить казаков в бойцовых холопов с помощью реестра.

Вставить прецедентное право казаков в кодифицированную правовую систему России невозможно. Это противоречие системное, и ни от людей, ни от размеров выделяемого на реестр бюджета не зависящее.  

Единственный возможный вариант – воссоздать имперскую систему контракта казаков с государством, заключённого ещё в момент приведения казаками к власти Романовых. Суть контракта проста: власть не трогает казачью собственность – территории казачьих войск, казаки верой и правдой служат Царю и Отечеству.

Ни коммунисты, ни путиноиды, к сожалению, историю Государства Российского не изучали.

Патриоты секты «Люба»

Век информатизации кардинально изменил принципы и методы войны. СССР сокрушили не танковые армады, и даже не ядерные грибы по всей России, СССР сокрушили политические программисты и социальные проектировщики.

Цели войны не изменились с древних времен – бабы и бабки врага. Зато смысл войны изменился кардинально – добиться, чтобы противник собственными руками собрал всё ценное в своем доме, включая жен и детей, и притащил врагу на блюдечке с голубой каёмочкой.

Изменились и методы войны. Пока военные дебилы клепают ракеты, и танки и играются в танковые биатлоны, настоящие современные воины, не отходя от экрана компьютера, подменяют исторический и генетический смысл существования противника, заставляют противника думать и «принимать решения» так, как нужно им.

Придурок Горбачев до сих пор уверен, что он свалил коммунистического идола, а не просрал величайшее государство. Придурок Путин абсолютно уверен, что он ведущий политик в мире, а не приблатнённый смотрящий за трансфером российских баб и бабок на Запад.

Казаки – единственная угроза прекрасно организованному процессу самоликвидации страны. Соросовские вундеркинды решили, что воевать с казаками, или уничтожать на манер большевиков – глупо и хлопотно. Достаточно подменить базовые файлы самоопределения лидерам «возрождения» и запустить программу «заказачивания» бывших казачьих территорий. 

Подмена национально-территориального суверенитета на «казачьи общества» породила самую фантастическую за всю историю человечества национально-этническую абракадабру под названием «ряженные». Вряд ли история знает прецеденты, когда люди разных национальностей напяливают на себя национальную одежду другого народа и гордятся этим. От гопников в камуфляже, до юных девиц с лампасами на юбках – все казаки.

Тысячи «казачьих» классов в школах, сотни кадетских «казачьих» корпусов никакого отношения к казачеству не имеющих. Десятки тысяч обманутых детей, думающих, что они «казачата», а на самом деле уже вставленное в государственную машину милитаризации будущее пушечно мясо.

Наивность казаков граничит с идиотизмом. Неужели родители этих детей действительно думают, что государство за свои бабки будет выращивать из их детей вольных казаков, а не тупых бойцовых холопов.

И главный вопрос образовательной политики казаков: откуда взялись тысячи «учителей», которые воспитывают казаков в казачьих классах и кадетских корпусах? Кто их сертифицировал как носителей казачьей культуры? Уж не государство ли?

На Кубани появилось даже молодежные «казачьи общества» со своими «атаманами». До такого маразма даже коммунисты не додумались. Долуда лихо докладывает губернатору Кондратьеву о том, сколько молодых «казаков» он подготовил для вступления в… Росгвардию (даже не в армию, а в Росгвардию).

Вершина идиотизма – «патриотическое воспитание». Казаки, которых государство практически уничтожило и ограбило до последней нитки; казаки, которых государство тридцать лет водит за нос с законом о реабилитации – на каждом углу трындят о патриотическом воспитании по защите этого самого государства. Себя бы защитили, дебилы блядь.

Война корпораций

В нынешней России нет государства в классическом смысле; а есть множество корпораций, которые как акулы рвут на части остатки СССР. Благосостояние членов этих корпораций полностью зависит от эффективности менеджмента.

РПЦ одной из самых эффективных корпораций стала благодаря Кириллу. Можно сколько угодно стебаться над нравственной стороной вопроса, но так сытно и богато как сейчас попы в России не жили никогда.

О немереных доходах корпораций Газпром, РЖД и ЖКХ не говорит только ленивый. Из национально-территориальных корпораций, безусловно, самая эффективная корпорация «Рамзан Кадыров». Чеченцы, конечно, молятся Аллаху, но боготворят главу корпорации Кадырова, и есть за что. Лучше чеченцев живут только члены корпорации «Москва».

Для развития корпорации определяющее значение имеет бренд – неразрывность материальной и медийной составляющих. Бренд РПЦ – это православие, помноженное на храмовую и земельную собственность; Бренд Кадыров – это личная харизма, помноженная на суверенитет территории Чеченской Республики.

У казаков с корпорацией как-то не сложилось. Причина – вывод на политический инвестиционный рынок контрафактной продукции. У казаков нет ни территориального, ни национального суверенитета, поэтому бренд «казак» оказался бесхозным, и его используют все, кому не лень.

Реальным легитимным владельцем бренда «казаки» мог стать Союз казачьих войск России и зарубежья (СКВРиЗ), созданный Виктором Ратиевым в 1990 году. Это было единственное «казачье общество» ориентированное на общенациональное территориально-войсковое объединение суверенных казачьих территорий.

Поэтому московским организаторам этноцида мало было заменить неуправляемого Ратиева на готового на любую пакость Водолацкого во главе СКВРиЗ-1, нужно было уничтожить суть бренда СКВРиЗ, целью которого был суверенитет территорий казачьих войск.

Водолацкому рекомендовали создать фейковый «Союз казаков-воинов России и зарубежья» (СКВРиЗ-2), организованный по общепринятому для всех «казачьих обществ» принципу индивидуального членства.

Основу СКВРиЗ-1 – Всевеликое Войско Донское расхерачили на шесть (!) «войсковых обществ», а центр «возрождения» перенесли в Краснодарский край, где «казаки» оказались более покладистыми. 

Сегодня брендом «казак» пытается безраздельно завладеть государство, а с недавнего времени по поручению государства – Всероссийское казачье общество. Опыт Водолацкого по воровству у Виктора Ратиева бренда СКВРиЗ Долуда возвел в ранг государственной политики, украв бренд «казаки» у целого народа.   

Под фиктивным брендом нельзя создать процветающую корпорацию, поэтому казаки обречены на бесправие и нищету. А менты и маргиналы, составляющие основу «казачьих обществ» Долуды и Водолацкого никогда не станут казачьим народом.  

Казачий вождизм или атаманский тупик

Абсурдная с исторической точки зрения форма объединения казаков в «казачьи общества» произвела чудовищную подмену роли и значения атамана у казаков. Вместо достаточно условной фигуры хранителя законов (адатов) территориального казачьего самоуправления, атаман стал «наше фсё» – от менеджера, до идола самоопределения членов «казачьего общества».

Выживаемость этих «обществ» на сто процентов зависит от способности «батьки» добывать бабки. Управлять такими «батьками» – одно удовольствие. Можно дать денег, и «казачье общество» раздуется как жаба и поскачет куда велено; можно денег не дать, и общество усохнет до одного атамана; можно «батьку» шлёпнуть, и «казачье общество» мгновенно разбежится, поскольку никаких других скреп у этих «казаков» просто нет.

Гениальность схемы самоликвидации в том, что чем эффективнее атаман и его «казачье общество», тем больший вред он приносит казачьему народу. Казаки сами накинули себе на шею эту удавку и затягивают всё туже. Дошло до того, что казаки забыли и общенациональную основу, и общие цели, а готовы убивать друг друга, доказывая чей «батька» круче.

По сути, в России сформирована сеть конфликтующих между собой военизированных национально-религиозных формирований, эдакие ЧВК Водолацкого, ЧВК Козицына, ЧВК Задорожного и т.д. Чтобы сохранить теплое насиженное место «атаманы» готовы на всё: воевать против Украины, разгонять демонстрации, защищать или сносить Путина.

Например, «герой» Донбасса атаман Козицын, верный путинец, вдруг переобулся в воздухе, публично отрекся от ЛДНР и поддержал антипутинский Комитет Спасения Кубани. Не менее верный путинец Водолацкий тратит бешеные бабки, накачивая свою ЧВК за счет менее удачливых партнеров, явно не для защиты Путина.  

Казалось бы, если все «атаманы» правоверные путинцы, а Путин создал реестр – стройте казаков и маршируйте в реестр. Ан нет. Все общественные атаманы против реестра, то есть против Путина. Но это абсурд. Последние события показали, что даже выход с плакатиком, усомневающим путинскую власть, оборачивается многолетними сроками заключения.

А тут целые «казачьи общества». Все эти водолацкие, козицыны и ратиевы уже должны были получить пожизненные сроки. А они получают поддержку и не только политическую. Почему? Реестру назначили Верховного атамана – «старая гвардия» тут же выскочила из нафталина, и срочно решила избрать своего Верховного. Зачем?

За ответом, как говорится, к гадалке ходить не надо. Процесс управляем, и цель этого управления - как минимум не дать казакам объединиться; как максимум – стравить между собой. В соцсетях уже организовали рубку между казаками не на жизнь, а насмерть. Осталось перенести уже сформированную взаимную ярость в реальные условия.

Очевидно, все готовятся к большому шухеру. Очевидно отцы-атаманы хотят на этом заработать. Очевидно, что казаков будут использовать «в тёмную». И можно дать сто процентную гарантию, что их стравят между собой и уничтожат. Технологии использования и ликвидации казачьих ЧВК, откатанные в ЛДНР, будут применять по всей России.

На самом деле, атаманы типа вольных казаков, и атаманы этого самого реестра, ничем друг от друга не отличаются. И те, и другие, сильно любят Путина, и те, и другие упакованы по самое не могу и возглавляют военизированные национально-религиозные организации с индивидуальным членством.

Фактически весь тридцатилетний этап «возрождения» так и можно назвать «Атаманский». По странной случайности атаманское управление в точности повторяет путинское правление. Только путиноиды уничтожают Россию, а атаманы «казачьих обществ», вольно или не вольно, на корню уничтожают саму идею казачьего самоуправления.

Тридцать лет «возрождения» и надежды, что батьки атаманы вернут казакам безбедную жизнь на своей земле, со всей очевидностью показали, что «атаманская» версия возрождения – это не просто тупик, это программа этноцида, в которой атаманы сыграли решающую роль.

Путинское атаманство – прекрасный образец проходящей в России отрицательной кадровой селекции. После удачного опыта формирования российской «элиты» из самых отъявленных мразей и подонков, идет создание нового «казачества» под руководством конченых маргиналов и дегенератов.

Верх атаманского идиотизма и политики этноцида – липовые путинские казачьи генералы. Испокон веков «казачьим войском» называлась территория со своими границами и казачьим самоуправлением. Таких территорий сегодня нет, а атаманы войск, которых Путин сделал казачьими генералами, есть.

Неужели Путину никто не объяснил, что «казачье войско» – это обозначение территории, а не организации, и присваивать генеральские чины атаманам не существующих казачьих войск это всё равно, что присвоить генеральский чин табуретке или телеграфному столбу.   

Парадокс, но генерал Козицын для казаков более легитимен, чем генерал Долуда, поскольку за Козицыным реальные казаки, а за Долудой – контрафактное фуфло.

***

Противопоставить геноциду можно только военную силу. Противостоять государственному этноциду, казаки могут только «включив мозги», и вернувшись к собственным истокам, собственной истории с опорой на реальные архивы, документы и исторические факты.  

Есть время разбрасывать камни, есть время собирать камни… и строить Город.

Мощь нации определяется не количеством солдат, танков и боеголовок, а качеством национальной библиотеки и полнотой архивов.

Угадайте с трех раз, где самая большая библиотека в мире? В США, конечно –  Библиотека Конгресса (168 млн. экз.), плюс Нью-Йоркская публичная библиотека (53 млн. экз.) и библиотека штата Нью-Йорк – 20 млн. экз., итого более двухсот миллионов.

А самая качественная? – конечно же, в Лондоне. (150 млн. экз. тщательно отобранной мудрости всех времен и народов).

Для сравнения: Российская государственная библиотека (Москва) – 47 млн. экз., плюс Российская национальная библиотека (Санкт-Петербург) – 38 млн. экз.  

Тоже с музеями. Самые большие музеи мира – Британский музей, Национальный, музей науки Японии и музей Метрополитен США.

Странное дело, но качество библиотек и музеев практически совпадают с экономической мощью государств.

Думаю, что, если бы ЦБК имени Ленина имела фонды хотя бы равные библиотеке Конгресса США и Британской (Лондонской) библиотеке, СССР никогда бы не проиграл холодную войну. А если больше – безусловно, выиграл.  

***

Где причина этой взаимосвязи?

Вся мировая история, отраженная в архивах, канонических религиозных текстах, литературе и искусстве – это некие Хроники борьбы за власть. Библиотеки и музеи – это настольная книга власти. Самая лучшая в мире библиотека в Лондоне; самый лучший в мире музей в Ватикане. Это ответ на вопрос: кто правит миром?

Конечно, удобнее всего свалить все на денежные мешки, всяких Ротшильдов и Рокфеллеров. Но факты вещь упрямая – миром правят не Ротшильды и Рокфеллеры, миром правят библиотеки и музеи.

***

Библиотека и музей Ватикана занимают особое место. Город-государство Ватикан является столицей католической квазиимперии. Но именно наличие такого мощного центра как Ватикан с его самым большим в мире музеем и самой закрытой в мире библиотекой дает католикам явное преимущество в борьбе с другими мировыми религиями, в том числе и с версиями христианства: протестантами и православными.

Всего христиан 2,31 млрд. из них 1,15 млрд. католиков, 426 млн. протестантов, от 240 до 300 млн. православных и от 70 до 80 млн. приверженцев древневосточных церквей.

***

Что у казаков? Письменных памятников об истории казачества очень немного, да и те разбросаны по разным, мало изученным, русским и иностранным архивам и библиотекам; доступные же изучению русские летописные сказания говорят о казачестве весьма сбивчиво, а в большинстве случаев совсем о том замалчивают.

Донской архив, в котором хранились уникальные документы об истории казаков, сгорел дотла в городе Черкасске в 1744 году. Скорее всего, не сам по себе. Смею утверждать, что это трагедия казачьего народа многим большая, чем погромы казаков Петром I или геноцид большевиков.

Тем не менее сохранение казачьей культуры, архивных документов и традиций в многочисленных станицах, разбросанных по всему миру, доказали выживаемость казачьего народа. Возможно, опыт выживания казаков за рубежом как обособленных анклавов – это и модель выживания казаков в России сегодня.

Тридцать лет «возрождения» породили всего два проекта: мёртвый государственный «Реестр»; и единственный «живой» проект самоидентификации казаков как народа – «Движение восстановленных станиц».  Если ещё нельзя вернуть территории войск, нужно восстанавливать обособленные станицы.

Фактически это сетевой принцип создания системы самоуправления. Пример – церковные земли островками разбросанные по всему миру. Это и есть сетевой принцип организации, который веками используется церковью и доказал свою эффективность.

Живучесть сетевого мироустройства определяется мощностью «центрального сервера», наличием центра концентрации знаний – архивов, библиотек и музеев. Город-государство Ватикан – самая эффективная модель сетевой системы власти с центральным сервером управления и хранения информации.   

Собственно говоря, сетевая система выживания казачьего народа уже сложилась и в России, и за рубежом. Идея «сетевого казачества» витает в воздухе, но каждый вкладывает в это понятие свой смысл.

На мой взгляд, продуктивной может быть только территориальная версия. Узлами сети могут быть только казачьи общины и восстановленные станицы. А «центральным сервером» может быть только Столица казаков Новочеркасск.

Безусловно, войсковая система самоуправления казаков основная. Но сколько лет будет решаться вопрос о передаче казакам войсковых земель – неизвестно. А вопросы поддержки восстановленных станиц решать нужно уже сегодня. И главный вопрос – вопрос инвестирования.

Инвестирование государством псевдо-войсковых структур ничего, кроме коррупции казакам не дало. Инвестирование индивидуальных казаков, то есть превращение казаков в фермеров – ещё хуже, поскольку разрушает саму основу казачьего самоуправления. Инвестирование восстановленных станиц позволит запустить, наконец, территориально-общинное самоуправления казаков.

Основная цель – демография, восстановление генофонда казачьего народа. А это как минимум 4-5 детей в каждой казачьей семье. И это основной путь возрождения, а не государственная шизофрения с казачьими классами и кадетскими корпусами в которых казачьего – ноль.

***

Сегодня основная задача выживания казачьего народа состоит в создании базового национального сервера, или центра хранения и осмысления – национального архива, национальной библиотеки и национального музея, а также общенациональной системы самоуправления и общенационального бюджета. 

Казаки сколько угодно могут объявлять себя хоть народом, хоть нацией, но, пока в Новочеркасске не будет создан национальный архив, национальная библиотека и национальный музей, пока не будет набрана «критическая масса культуры» для воспроизводства народа – казаки не более чем американские индейцы и судьба их будет точно такой же.

Я ставлю Ватикан в один ряд с имперско-государственными анклавами не случайно. Без создания культурно исторического центра казакам не выжить. Учитывая разбросанность казаков по всему миру и упорное нежелание властей возвращать казакам территории казачьих войск, Ватикан является самой подходящей моделью для создания казаками собственного культурного и сакрально-нормативного центра.

В принципе, у казаков все есть. И разбросанные по всему миру музеи, и архивы, и различные описания жизни и деятельности казаков. Наряду с фольклором и народным творчеством, что является признаками малого народа, у казаков есть свой национальный философ Юрий Игнатьевич Трощей, с его монументальным философско-историческим трудом «Ассы» (издано 6 томов, готовится к изданию ещё 4).

Существует не менее десяти «Историй казачества» разных авторов, с разными, порой взаимоисключающими трактовками истории казаков, что открывает широкое поле фальсификаций и политических инсинуаций. Необходимо создать единую каноническую «Истрию казачества».

Жизнь и история казачества отражена не только в фольклоре, но и в произведениях высокого профессионального искусства: всемирно известный роман Михаила Шолохова «Тихий Дон» по монументальности сравнимый разве что с «Войной и миром» Льва Толстого. Казачий поэт Николай Туроверов. Опера Ивана Дзержинского (1935 г.) и балет Леонида Клиничева (1987 г.) «Тихий Дон», картины академика живописи Сергея Гавриляченко.

Наличие собственной философской школы, архивов, библиотеки, народного творчества и профессионального искусства – это уже признаки самостоятельной цивилизации, а не только этноса или народа.

***

Думаю, сегодня лучший в мире казачий музей – частный музей Владимира Мелихова «Донские казаки в борьбе с большевиками». Однако есть два большие «но». Назвать его национальным казачьим музеем можно с большой долей условности. Это скорее задокументированная политическая декларация. Во-первых, с большевиками боролись не казаки, а белогвардейцы. Часть казаков пошла воевать за белых. Но часть, пусть и меньшая, пошли воевать за большевиков.

Во-вторых – трагедия казаков 1917 пусть важный, но все же фрагмент многовековой казачьей истории. А рассматривать поражение и бегство казаков со своей земли как основу казачьего самоопределения – это формировать мировоззрение обиженных и несчастных изгоев, что собственно и наблюдается повсеместно.

Казаки тридцать лет клянчат правительство признать себя народом и выплатить компенсацию за геноцид. Гордые и независимые казаки превратились в заискивающих хлопов. Проиграли большевикам, проигрывают и нынешней антибольшевистской власти. Проигрывают именно в самосознании.  

Суверенитет, как известно, не выклянчиваю, суверенитет ПРОВОЗГЛАШАЮТ. Естественно после того, как отвоёвывают суверенные территории, и создают систему защиты этого самого суверенитета.

И первым шагом к национальному суверенитету, как бы это не показалось странным, становится необходимость создания национального архива, национальной библиотеки и национального музея.

Уверен, пока музей Мелихова не будет расширен до общенационального казачьего музея, переведен в Новочеркасск и не впитает в себя все существующие архивы и музеи – казаки от пораженческой психологии не избавятся, и ни на шаг не продвинутся ни в политике, ни в экономике.  

Вся вакханалия с «возрождением» происходит именно от того, что нет контрольно-нормативного центра, основанного на архивах и музейных ценностях, а не на мнении чиновников, попов, атаманов, или составителей очередной «концепции» возрождения.

Однако наряду с проблемой как убедить российские власти вернуть казакам уж если не территории казачьих войск, то, хотя бы, Новочеркасск, существуют ещё как минимум две проблемы.

Первая – превращение архивов и артефактов из предметов культурного и национального наследия в товар – ставит вопрос о целой системе финансирования от национального бюджета, до спонсоров. Для начала, вместо платы взносов в реестр, казакам надо бы организовать финансирование Владимира Мелихова и дать ему возможность расширить музей «Казаки в борьбе с большевиками» до общенационального музея и создать общенациональный архив.

Вторая. Потомки казаков-иммигрантов за рубежом, хранители архивов и артефактов, не доверяют российским властям. С Советской властью было всё понятно. Но современная власть взывает у них ещё меньше доверия. Так, отправленные на Дон атаманом США Федоровым две фуры казачьих архивов и артефактов «изъяли», а попросту украли уже на территории Ростовской области.

Круг замкнулся. Ни государство, никакие «казачьи общества», правопреемником казачьей культуры, в том числе национального архива, национальной библиотеки, и национального музея быть не могут. Правопреемником может быть только национальное правительство города-государства Новочеркасск. 

***

Национальная история и культура – это ответ на вопрос не с «кем воевать», а «за что воевать». А с кем воевать, всегда найдется – с белыми, красными или полосатыми – это вопрос десятый. 

Национальные архивы и музеи – историческая основа народа. Это место, где хранится тот самый «казачий дух» и воспроизводится национальный менталитет как основа общности казаков. Нацию формируют архивы, библиотеки и музеи, а не цари, президенты и атаманы.

У каждого успешного народа есть свой секрет успеха, его описания хранятся в закрытой части архивов. И эта закрытая для постороннего взгляда часть и есть основа уникальности народа, его отличия от других народов.

О какой национальной идентификации и уникальности могут говорить казаки, если практически все их архивы находятся в государственных хранилищах и музеях. А то, что есть за рубежом – разбросано по частным музеям и хранилищам.

Никакой целостной картины истории казачьего народа в таких условиях сложить невозможно, как невозможно проводить систематические научные исследования. Главное, не возникает «критической массы культуры», той ментальной субстанции, которая называется душой народа.

Главный политический вопрос состоит в том, что основой национального казачьего музея должен стать именно музей Мелихова, а не музей Новочеркасска, принадлежащий оккупационному режиму. Пока архивы и музеи принадлежат оккупантам казачьих территорий, у казаков не будет никакой собственной истории, а будут постоянные фальсификации, и выстраивание исторических мифов под нужды политиков.

Всё это оголтелое государственное заказачивание в виде «реестра» – ломаного гроша не стоит, поскольку дерево без корней не растет и не плодоносит.

Чего, например, стоит организуемый государством в Новочеркасске «Всемирный конгресс казаков». Оккупационный режимом на аннексированной у казаков земле проводит всемирную выставку фальшивых «казаков». Троцкий – дитя малое и наивное со своим геноцидом.

Выживание через развитие

Выживание казачьего народа в стремительно развивающемся и изменяющемся мире, зависит от его способности конвертировать собственный исторический опыт и уникальность национальных традиций в современные управленческие и финансовые технологии.

Казакам, чтобы выжить, необходимо создать национальный центр самоидентификации, духовный и экономический центр казачьего народа на основе лучших мировых образцов. Например, совместить в Новочеркасске опыт Ватикана и Сингапура.

Как известно, Сигапурское экономическое чудо создал практически один человек – Ли Куан Ю, возглавивший островное город-государство на момент приобретения независимости в 1965 году. На тот момент это была совершенно нищая территория, импортировавшая даже питьевую воду и строительный песок.

Поставив во главу угла идею развития, Ли Куан Ю определил и реализовал три основных принципа развития: суверенитет, инвестиции и отсутствие коррупции. И если инвестиции – это общеизвестная мантра экономического развития, то коррупция – это категория нравственно-этическая, и победить её можно не поповскими проповедями, а репрессивным аппаратом.

В итоге, Сингапур стал наименее коррумпированным государством мира, а под антикоррупционный нож попали даже близкие друзья и родственники Ли Куан Ю. Верховенство закона стало лучшей рекламой для привлечения инвесторов. Результат налицо – город-государство Сингапур – сама развития в мире территория.

Таким образом, экономическое чудо Сингапура стоит на трех китах: территориальный суверенитет; отсутствие коррупции и инвестиции. Определяющее значение имеет последовательность и взаимозависимость этих «китов». Без суверенитета – нет инвестиций. При наличии коррупции – нет суверенитета.

Суверенитет – это не только нравственный императив народа, это главное условие инвестирования.  Инвестировать профсоюзную организацию «казачье общество» никто не будет. Ни о какой «хозяйственной деятельности» и казачьей «экономике» даже речи быть не может. «Казачьи общества» обречены на нищету.

Единственное, что у казаков есть – это исторический иммунитет против всякого воровства и мздоимства внутри системы казачьего самоуправления. Именно это должно стать основой инвестиционного бренда казаков, а не пресловутое служение Отечеству и патриотическое воспитание бойцовых холопов, рассчитанное на подачки государства.

То, что в Сингапуре или, например, в Китае внедряется жесточайшим способом, у казаков является основным принципом национального самоопределения. Даже в советские времена в казачьих станицах замков на куренях и подворьях не было.

Историческая прививка у казаков от коррупции -  это уникальный и важнейший ресурс современного развития. По крайней мере, один кит для развития у казаков есть.

Нужно поймать ещё два. Учитывая, что третий кит – инвестиции, приплывает только к первым двум – суверенитету и отсутствию коррупции, у казаков нет другого пути, кроме как восстановление территориального суверенитета.

Превращение Столицы мирового казачества города Новочеркасска в суверенное город-государство – это единственное возможное решения поймать третьего кита процветания – ­ территориальный суверенитет.

Казакам нужно понять одно, что в этой схватке никто благотворительностью заниматься не будет. И возвращать казачью собственность – территории казачьих войск, никто не собирается. Своё надо отбить, пользуясь методами и технологиями, принятыми сегодня в мире.   

И первая цель – Новочеркасск. Для власти и корпораций – абсолютно никчёмная вещь. Для казаков – территориальный суверенитет собственной Столицы – это единственная возможность привлекать инвестиции и возможность выживания через развитие.

А уж с инвестициями в собственную столицу казаки России и зарубежья смогут разобраться и без посторонней помощи. Последующее вхождение в юрисдикцию Новочеркасска восстановленных станиц – это реальный путь выживания казачьего народа.

Самый простой способ - элементарно акционировать и купить Новочеркасск. Ну, не напрямую, конечно, а начав, например, полномасштабную реконструкцию. Очевидно, что акции на реконструкцию Новочеркасска никто, кроме казаков, покупать не будет, да и продавать их никому, кроме казаков, незачем.

Новочеркасск как национальный бренд казаков

Вопрос, кто станет владельцем бренда «казак», возможно один из самых сложных в нынешней ситуации. Вопрос не только легитимности этого органа, но и способности доводить решения до организаций и казаков.

Подмена территориально-этнической идентификации казаков на медийно-знаковую (напялил папаху, и уже казак) продиктовано «экономической политикой» РФ, суть которой – сделать «тему» строкой бюджета и украсть. А под никому не принадлежащий бренд «казаки» можно воровать бесконтрольно и бесконечно.

Суверенитет Новочеркасска и контроль над использованием бренда «казак» – это, прежде всего, прекращение вакханалии ряженых по всей стране. Это сертификация всех «казачьих» учебных заведений, всех этих идиотских «казачьих» классов, школ и кадетских корпусов.

Фактически сегодня это единственно возможный механизм противодействия политике этноцида.

Вместо эпилога

После создания реестрового Всероссийского казачьего общества все вдруг заговорили об объединении всех казаков. Кого, с кем, и под какие цели?

Цели у Долуды и Водолацкого очевидны – количество записанных в реестр прямо пропорционально бюджетным бабкам. Роли распределены: Долуда объединят реестровых, Водолацкий подгоняет общественных, складываем, получаем бюджетный бабки и делим.

Непонятно только, какое это отношение имеет к казакам как к народу. Трагический опыт объединения казаков под «белых» или «красных» показал, что не бывает казаков «белых» или «красных», долудовских или водолацких, бываю казаки, у которых в башке национальное самоопределение заместили на ту или иную идеологию.

Как только казак встает под знамёна белых, красных или полосатых – он перестает быть казаком по определению, становится врагом собственного народа, и кладет свою дурную башку за цели того, под чьи знамена встал.

А цель у казачьего народа одна на всех и на все времена – выживание. И никто, ни Бог, ни Царь и не герой обеспечить этого казакам не может, поскольку у каждого из вышеназванных свои цели и задачи. А выживание народа обеспечивает Присуд – национальный и территориальный суверенитет. И никто ничего другого за всю историю человечества не придумал.

И на этом все разговоры об «объединении» начинаются и заканчиваются. Проектов, направленных на восстановление национального и территориального суверенитета казачьего народа сегодня всего два: Движение восстановленных станиц и Город-государство Новочеркасск. Дело за казаками.  

 

Виктор Мальцев,

директор Международного центра стратегического проектирования